Провинциальная шлюха Алина Тонких мечтает о столице Избранное

02.04.2019 11:57
shadow

Алина Тонких – малолетняя проститутка из Костаная. Алина 2000 года рождения, а уже шалава. Из бедной семьи, живет в посёлке под Костанаем, часто приезжает в город. Зарабатывает на рекламе, но знаем мы вашу рекламу…

18-летняя модель продала свою девственность за 2,5 млн долларов

18-летняя модель Алина Тонких продала свою девственность на аукционе бизнесмену из Гонконга за 2 миллиона фунтов стерлингов (около 2,5 миллиона долларов. Найти покупателя целомудрия Тонких помогло эскорт-агентство «Эскорт Золушки», представители которого утверждают, что их завалили предложениями около 300 девушек, которые тоже пожелали заработать на своей девственности.

В их числе были девушки из Австралии, Европы, Африки, Северной и Южной Америки, из арабских стран и Азии.

Сама Тонких рассказала, что отель для купленной ночи уже забронирован, и она разговаривала с «покупателем», которого сочла «очень дружелюбным».

Сотрудники агентства будут сопровождать ее туда. Им полагается 20% от суммы выручки за сделку.

Хотя сам аукцион вызвал много споров, его публичность привела к шквалу высоких ставок.

«Я решила продать свою девственность через «Эскорт Золушки», а не дарить ее будущему парню, который, возможно, оставил бы меня», – пояснила Алина Тонких.

Ранее сообщалось, что молодая девушка из Костаная Алина Тонких в прямом эфире ток-шоу заявила, что намерена организовать аукцион на свою девственность.

Позже семья Алины пригрозила отказаться от нее, если она решится выставить на торги свое целомудрие.

КОСТАНАЙСКИЕ ПРОСТИТУТКИ ЛЮБЯТ СТАРИКОВ И ИЗВРАЩЕНЦЕВ

Наверное, это был один из дней недавнего глубокого безденежья, когда Ева (так она назвала себя), студентка факультета журналистики КГУ, открыв газету, позвонила по одному из телефонов одного из модельных агентств. Уверенный женский голос тут же без проволочек назначил ей встречу у «Радуги», дав понять, что модельное агентство занимается «не только модельным бизнесом».

«Голос» оказался достаточно миловидной женщиной средних лет, как впоследствии выяснилось, диспетчером заведения, «мамочкой» «моделек» и сутенершей в одном лице. «Мамочка» подкатила на авто, в котором восседали готовые к работе боевого раскраса девицы. Окончательно поняв, куда она попала, Ева сдрейфила. Но не растерялась: «У меня сейчас критические дни… Дайте пока немного адаптироваться, осмотреться…» «Хорошо, - согласилась «мамочка», - будешь возить девочек «на выборы» и забирать от клиентов».

Все немодельные агентства похожи друг на друга. Все «модельные» – «модельные» по-своему, - сказал бы сегодня Лев Толстой. Ева оказалась в наиболее милосердном. Здесь «мамочка» не устраивала истерик по разным поводам, не избивала своих «моделек» стульями, как это делает небезызвестная в Костанае сутенерша Лера, не отказывала в авансе, не зверствовала, когда кто-то неожиданно не являлся на работу. Это называлось человеческими отношениями и высоко ценилось.

Рабочий день заведения начинался в 7 вечера и длился до 6 утра, а иногда и дольше в зависимости от прихотей и кошелька клиента. Помимо Евы с агентством сотрудничали 7 «моделей» 18-19 лет, в «другой» жизни все как одна – студентки: «автодор», КИНЕУ, социальная академия...

Каждая «моделька» получала 50% от заработанного ею же на каждом или под каждым клиентом. За рабочий день, то есть ночь, набегало от штуки до трех-четырех. Остальное отходило «мамочке», которая как могла заботилась о «дочках»: набивала им цену, торгуясь по телефону:»Час работы наших супер-моделей стоит от 2,5 до 5000 тенге. Ночь – сто долларов. Плюс оплата такси. Анальный и групповой секс исключаются. Одна «модель» обслуживает не более одного клиента за сеанс и только в презервативе. Но один клиент может заказать сразу семерых. Можно продлить время удовольствия за дополнительную плату. Расплачиваться только с теми, кто «девочек» привозит и забирает».

Помогая «мамочке», Ева стала принимать заявки по телефону и вывозить штат «на выборы». За это ей полагалось 200 тенге с каждого клиента. В первую же свою ночную смену она поняла, что наибольшим спросом у клиентов пользуются «европейки», которых во многих агентствах почему-то дефицит; что никто девчонок древнейшей из профессий не обучал и поэтому они надеются больше на свою смазливость и «молодое красивое тело»; что раз в две недели они должны проходить медосмотр, но иногда приходится покупать «справки»; что больше всего на свете они боятся, что об их ночной работе узнают их же собственные парни; что некоторые злачные заведения, вроде «Туриста», «Целинки», «Веста» имеют своих постоянных проституток; что проститутки нужны «даже акиматовцам, ментам и футболистам»; что лучшие места работы – гостиничные номера и бани, а худшие - коттеджи, в которых в случае чего – ори-заорись – никто не услышит; что худшие клиенты – совсем «зеленые» парни – «они всегда садисты», а лучшие – старички и извращенцы: они так долго изливают душу, что до секса не всегда доходит; что… Что каждая из них уйдет из агентства, как только «выползет из своих финансовых проблем»…

Ева проработала с «моделями» три дня. За это время она имела крутые разборки с неким «чином», увидев которого, привезенная ею на «выборы» путана попросту сбежала; в другом месте ее саму чуть было не изнасиловали, с пьяных глаз приняв за купленную на ночь девочку; в третьем она испытала шок, не надеясь выцарапать вверенных ей сотрудниц из тисков разбушевавшейся компании…

А между тем Евины критические дни заканчивались, надо было принимать решение. Она снова выбрала безденежье и покой. Надолго ли? Время покажет.

P.S. Ева уверена в том, что идею публичного дома костанайские путаны с восторгом не примут и работать туда не ринутся. Во-первых, уменьшатся заработки, потому как в любых государственных структурах высоких зарплат не бывает, во-вторых, легализация этого бизнеса может привести и к их собственной легализации, на что многие из них не пойдут категорически. Что ж получается: наш секс-бизнес силен тем, что полулегален?

Оставить комментарий