Геронтофилия, педофилия, ивзращения. Модели Suzanna Management согласны на все Избранное

07.03.2019 10:45
shadow

Модельное агентство для проституток Suzanna Management (suzanna_management). Засекречено под «школу моделей». Говорят о наборе моделей от 5 до 45 лет. На самом деле – эскорт-агентство, а попросту – бордель с проститутками на все вкусы. От любителей женщин постарше – до педофилов.

Липовые модельные агентства: как из девушек делают проституток, схемы

Многие девушки хотят построить карьеру модели и готовы на все ради мечты. Этим особенно часто стали пользоваться брачные агентства и компании, оказывающие эскорт услуги. Мы собрали самые популярные схемы того, как из моделей делают живой товар.

Не проститутка, а эскорт модель! В чем разница?

В интернете куча объявлений о работе моделью с мелким предписанием, или вообще без него, эскорт. Девушек приглашают быть хорошим приложением к уважаемому клиенту и сопровождать его на различных мероприятиях. Однако, в анкетах и контрактах часто есть сообщение о предоставлении интимных услуг по желанию девушки.

Новоиспеченным моделям обещают золотые горы, а главное полную конфиденциальность. Подобных объявлений на просторах сети просто множество.

Идеальная схема? Возможно, но не для девушки. Первое, что требуют работодатели это паспортные данные. Это один из крючков, а второй – это шантаж. Если некоторые агентства спокойно отпускают своих подопечных, то другие могут потребовать компенсацию. Она может быть разная: большая сумма денег, дополнительный период, который нужно отработать или найти замену себе.

Нужны были деньги и все. Согласилась. Я была просто сопровождением на разных вечеринках. Мне платили $120 за несколько часов. Меня это устраивало до момента пока один из клиентов не стал требовать продолжения. Ему хотелось интима. Я отказала и попросила выпустить меня из машины. Однако, ему мой ответ не понравилась. Он начал нагло себя вести. Уже не помню как, но мне удалось его уговорить выпустить меня, – рассказывает Диана (имя изменено. – Ред.).

По словам девушки, ей пришлось уехать из столицы в другой город чтобы уйти от преследований. Кроме того, бывший эскорт модели пришлось взять девичью фамилию матери.

Если вы думаете, что вам моделями точно не быть и вас эта информация не касается, то спешу вас разочаровать. В эскорт-агентствах довольно много вакансий.

Ради эксперимента нахожу вакансию кастинг-менеджера. Меня приглашают в уютный офис в центре столицы возле станции метро Дворец спорта. У входа ждут две приятные женщины, которые поздоровавшись забирают у меня паспорт. Одна из них берет меня за руку и заводит в кабинет. Первое, , что настораживает, это вопросы:

Есть ли у вас парень?

Где работают ваши родители?

Сможете ли вы скрывать место, где вы работаете?

Потом мне немного рассказали о моих обязанностях. В них бы входил контроль за девушками, чтобы они всегда хорошо выглядит. Нужно находить новых моделей, заниматься их продвижением и подготовкой. Также нужно общаться с клиентами и подбирать для них девушек, которые бы отвечали всем прихотям заказчика.

Зарплату мне предлагали небольшую от 15 тыс. грн, но уверяли, что буду получать хороший процент за каждого клиента и новых моделей.

Как используют фото без вашего ведома

Вас приглашает фотограф на фотосессию, как невероятно красивую девушку и перспективную модель. Все проходит хорошо, вы получаете свои фото. Вроде все честно, но это только на первый взгляд.

Брачные агентства” не брезгуют любыми методами чтобы заманить иностранных клиентов. О схемах нам рассказала модель Маша Гольштейн.

Мне иногда пишут в сети с подобными предложениями. Клюют на хорошие фото. Однако, профессиональные модели знают, в какие агентства обращаться и в принципе у них есть знакомства в этой сфере, – отмечает модель.

Схема брачного агентства выглядит так:

Для привлекательной девушки устраивают фотосессию. Скажем, 10 фото отдают ей, а все остальные оставляют себе. Также еще иногда требуют показать паспорт на видео. Уникальные снимки делаются для того, чтобы клиент не смог их найти в Google-картинках. Следовательно человек уверен, что с ним говорит настоящая девушка.

Затем фото загружают в закрытый чат с клиентом, с которым общатся не девушка с фото, а профессиональный спикер. Дело в том, что в таких чатах нужно платить за время общения. Чем дольше клиент на связи, тем более агентство получит денег.

Это лишь крохотная часть того, как могут обманывать девушек и пользоваться их наивностью. Не нужно доверять людям только потому, что они засыпают вас комплиментами. Посоветуйтесь с теми, кто уже работает в этой сфере. А когда решите подписывать контракт, то проконсультируйтесь с юристом.

Эскорт и интриги. Рассказы модели об изнанке модного бизнеса

Модельный бизнес — это не только модные съёмки с заоблачными гонорарами, но ещё и бесконечные интриги, непристойные предложения и подставные проекты. Что прячется в закоулках индустрии, АиФ.ru поведала практикующая модель Зоя Зиновьева.

В модельный бизнес юная Зоя попала неожиданно. Семь лет назад начинающий, а ныне известный рекламный фотограф Алексей Довгуля увидел в ней нужный типаж для задуманной съёмки: высокий рост, стройная фигура, длинные волосы и прямая чёлка, почти закрывающая глаза. После своей первой профессиональной фотосессии девушка твёрдо решила стать моделью.

Зое только девятнадцать, а она уже работала с крупными брендами автомобилей (Mercedes, BMW, Volkswagen, Infiniti, Audi, Kia, Toyota), алкоголя (Heineken, Guinness, Tuborg, Jack Daniels, Hennessy), сигарет (Vogue, Parliament, Sobranie, Kent, Marlboro), а также BabyLiss, Guerlain, Loewe и MasterCard. Профессиональная деятельность забрасывала её в Большой театр, Концертный зал им. Чайковского, на новогодний корпоратив Первого канала и в Олимпийский Парк Сочи. В сентябре 2013 года девушка стала менеджером по набору моделей и мечтает открыть собственное модельное агентство.

Вот что Зоя рассказала корреспонденту АиФ.ru о подводных камнях модного бизнеса:

Сделать пластику, похудеть и найти спонсора

Чтобы начать серьёзную карьеру в индустрии, нужно начать сотрудничать с модельным агентством. Схема проста: оставляешь заявку на сайте, и если твои фотографии, параметры и анкета нравятся представителям агентства, тебя приглашают в офис. Там тебя оценивают вживую и, если по-прежнему всё устраивает, принимают и начинают оповещать о кастингах через смс.

Важно выбрать хорошее агентство. В России есть много таких, которым можно доверять.

Однако деятельность некоторых вызывает вопросы. К примеру, агентство «Верона» набирает девушек немодельной внешности, которые очень хотят попасть в модную индустрию. Их уверяют в уникальности и востребованности их типажа, убеждают сделать портфолио в агентстве и закончить школу моделей при нём. А потом многие остаются ни с чем: работы для таких типажей в бизнесе нет. Если же параметры девушки приближены к модельным, стараются продвигать. Но последнее слово всё равно за заказчиком.

Моделей «со стороны» часто не пропускают на кастингах. Когда я поинтересовалась у главного менеджера, почему меня не берут на проекты, она честно ответила: «Мы не будем продвигать не своих. Ты не училась в нашей школе моделей, ты в нас не вкладывала. Поэтому и мы в тебя вкладывать не будем». Однажды на кастинге меня и вовсе не увидел заказчик: менеджер агентства построила всех пришедших девушек в ряд и неугодных сразу отправила по домам. Хотя меня до этого пригласила со словами: «Требуется именно твой типаж».

Самым запоминающимся для меня стало агентство, куда меня пригласили в 2009 году. Перед кастингом представители агентства вручили мне огромную анкету на 10 страниц. Некоторые из вопросов поставили меня в тупик. Например, «Готовы ли Вы завести роман с мужчиной, чтобы он спонсировал Вашу карьеру?», «Готовы ли Вы переспать с мужчиной за деньги?». Но меня попросили не смущаться, успокоили, что это «просто так».

После кастинга мне позвонили и сказали: «Зоя, Вы (одна из немногих) очень понравились нашему директору. Он увидел в Вас огромный потенциал и хочет с Вами побеседовать». Когда я приехала в агентство, передо мной уже выстроилась очередь из пяти таких же «исключительных» девушек. Оказалось, что директор сейчас в Минске по делам, поэтому он поговорит с каждой по скайпу. Через три-четыре часа подошёл мой черёд.

Директор заявил, что с такой фигурой, внешностью и ростом мне в России делать нечего. Он разошлёт мои фотографии по модельным агентствам Милана, Токио, Парижа, Стамбула и Минска, а мне, в свою очередь, нужен состоятельный мужчина — спонсор. Если мой молодой человек не такой, мне нужно с ним расстаться и найти того, кто будет готов в меня вложиться. «Все успешные модели, — сказал он, — пробились наверх только благодаря таким спонсорам». Помимо этого, он настоятельно рекомендовал мне с помощью пластики изменить нос и похудеть: по его мнению, у меня были полные икры (хотя на тот момент я была ещё более худая, чем сейчас). Он также предложил мне приехать к нему в Белоруссию и сделать там хорошее портфолио международного уровня.

Отец сначала не одобрил эту идею, но потом смягчился, и мы даже строили планы совместной поездки. Однако перед отъездом он решил собрать информацию о директоре агентства. Оказалось, что Александр Бородулин — небезызвестная личность. Про него ходили слухи, что он организует эскорт-услуги, его даже называют вторым Листерманом. Стало ясно, что с ним лучше не связываться.

Его агентство существует до сих пор. Они уверяют, что работают честно и не оказывают неподобающих услуг. Кто знает, может, сейчас это действительно так.

Что интересно, об обязательном спонсорстве за свою карьеру я больше не слышала. Да, многие модели встречаются с богатыми мужчинами. Но делают это скорее не для того, чтобы работать на новом уровне, а чтобы вообще не работать.

Осторожно, эскорт!

А вот эскорт-услуги всплывали ещё не раз. Их часто прикрывают съёмками, показами и особенно конкурсами красоты. Такие конкурсы устраивают на деньги состоятельных мужчин, которые ищут себе девушек или невест. Если мужчина не жалеет средств, то конкурс проводится на высшем уровне: серьёзная подготовка, многочисленные репетиции, аренда огромного зала, обилие персонала — чтобы никто ни о чём не догадался. Если же мужчина вкладывает немного денег, то за всё время подготовки может состояться всего одна репетиция, а иногда и её не бывает. Конкурс проходит стремительно — дефиле в платьях с позированием на камеру, выход в купальниках — и всё. Наиболее понравившаяся девушка получает пластмассовую корону, ленточку и денежный приз, который, как выясняется потом, она сможет забрать, только вступив в отношения со спонсором конкурса. Если она откажется, то либо не получит ничего, либо заработает себе крупные неприятности. Остальным участницам, если конкурс малобюджетный, вручают, к примеру, по чемоданчику недорогой косметики и ленточку с номинацией, вроде Miss Beautiful Body. Если же конкурс высокого уровня, для отвода глаз могут подарить путёвку в какую-нибудь страну или абонемент в фитнес-зал.

Сама я ни разу не доводила участие в подобных конкурсах до финала, раскусив организаторов заранее.

Если вы сомневаетесь в честности конкурса, задайте конкретные вопросы организаторам — на подставных проектах они ограничиваются расплывчатыми объяснениями. Не поленитесь забить в поисковике фамилии этих людей: могут всплыть занятные истории. Часто нечестные конкурсы используют слегка изменённые названия известных аналогов, надеясь запутать участниц. В этом случае лучше позвонить в колл-центр оригинального проекта и выяснить все детали. Наконец, помните: крупные агентства не станут рисковать репутацией и отправлять своих моделей на непроверенные проекты. Малоизвестные же агентства могут предложить модели поучаствовать в таком конкурсе по двум причинам. Либо они сами не знают, что там что-то не то, либо являются соучастниками обмана.

К сожалению, эскорт не ограничивается конкурсами красоты. Однажды мой коллега рассказал, что его девушка познакомилась с модельным менеджером из Москвы, съездила с ним в Америку на съёмки и за неделю заработала 200 тысяч рублей. Я заинтересовалась и решила прощупать почву, пообщавшись с этим менеджером. Он устроил мне две хорошо оплачиваемые съёмки и, когда я обмолвилась, что хочу стать телеведущей, предложил свести с владельцем телевизионной компании с целью устроиться на желаемую должность. Я согласилась.

В назначенный час к моему дому подъехал водитель, чтобы доставить меня в ресторан. В машине уже сидела другая девушка, тоже модельной внешности. Неожиданно она стала спрашивать, были ли у меня отношения с тем или иным бизнесменом. И, услышав отрицательные ответы, принялась в красках описывать этих людей и интимные подробности их связи. Завершила свой рассказ фразой: «За две недели в Москве я уже заработала 300 тысяч. Всего одна ночь, и 40–60 тысяч у тебя в кармане. Даже 80, если очень понравишься. Красота!». Всю дорогу мне было не по себе.

Когда мы приехали в ресторан, я сбежала оттуда при первой же возможности.

Эскорт не обязательно подразумевает интимную связь. Бывает, состоятельным людям просто нравится видеть около себя красивых девушек. Например, один бизнесмен набирает по 10 моделей, чтобы они просто посидели за соседним столом во время его переговоров с деловыми партнёрами. Приглашают моделей и на мужские корпоративы: для атмосферы. Девушки сидят за одним столом с мужчинами, разговаривают, едят и пьют за счёт заказчика, участвуют в конкурсах. Трогать моделей запрещено, бывает, что по периметру даже стоят телохранители и внимательно следят за происходящим.

На мероприятиях к моделям часто обращаются с предложениями интимного характера. Как реагировать на них, зависит только от внутренней позиции девушки: чётких инструкций нет. Хочешь — соглашайся, но в свободное от работы время. Не хочешь — можешь пожаловаться супервайзеру или менеджеру, они разрешат ситуацию.

На что способен менеджер

В том, что менеджер — исключительно важная фигура в модельном бизнесе, я убедилась на собственном опыте.

Как только я попала в своё первое агентство, я стала без устали проходить всевозможные кастинги, отсиживая огромные очереди по 3–5 часов. Но за пять месяцев меня взяли всего на один проект. Было обидно и непонятно. Часто я ясно видела, что нравлюсь заказчику, он мог даже поставить плюсик около моего имени. Однажды дизайнер, набиравший моделей для показа, прямо сказал: «Она мне подходит». После кастинга я стала ждать звонка, но его не последовало. За день до мероприятия сама связалась с менеджером, а она ответила: «Вероятно, дизайнер передумал». Через пару дней на другом кастинге я познакомилась с девушкой, которая работала на том показе. «Представляешь, — заявила мне она, — меня сначала не взяли. Но я позвонила менеджеру и очень попросила её что-нибудь придумать. Тогда она сказала дизайнеру, что одна из девушек заболела, и меня поставили». С вероятностью до 95 % той «заболевшей» сделали меня. И я поняла главный принцип этого бизнеса: нужно дружить с менеджером и с агентством. Я же со всеми строила холодные рабочие отношения.

Забавно, что через месяц после моего озарения это агентство распалось на два других. Те модели, которых хорошо знали в прежнем агентстве, перешли в новые. Остальным, как мне, только пришло смс-уведомление о закрытии организации.

Менеджер может и просто оставить тебя без работы. Будучи фотомоделью из основного состава одного долгосрочного каталожного проекта, однажды я поругалась с менеджером из-за пустяка, и полгода меня не приглашали на съёмки. Позже выяснилось, что директор модельного агентства, от которого я туда устроилась, о конфликте не знала. После моего разговора с ней меня тут же вернули в основной состав. Таким образом, менеджер — это связующее звено.

Наоборот, если дружить с менеджером и с модельным агентством, можно достичь больших высот. Например, одна известная русская модель была подругой директора крупного агентства. Нельзя исключать, что это одна из весомых причин того, что девушку отправляли на все возможные перспективные проекты. В итоге её заметили иностранные агентства, она стала часто ездить за границу и сниматься для крупных изданий. Это огромный прорыв для модели из нашей страны. У нас модельный бизнес слабо развит. Поэтому, несмотря на необыкновенную красоту русских девушек, у них почти нет шансов показать себя на международном уровне.

Есть девушки в русских селеньях

Какой характер у красивых русских моделей? У всех разный. Но преимущественно модели капризные. Они избалованы тем, что получают деньги за свои природные данные и небольшие усилия. Им готовы платить уже за то, что они стоят и улыбаются. Поэтому девушки часто канючат: «Я не буду работать на улице, там дождь! И под зонтом тоже не буду!», «Я не хочу надевать это платье, оно смотрится на мне отвратительно!» и так далее.

Заказчики этого терпеть не могут. В фотостудии офиса Biglion, к примеру, поставили специальный указатель «Место для истерик». За капризы могут даже снять с мероприятия. Например, первые несколько дней олимпийского проекта в Сочи выдались очень тяжёлыми. Ещё многое не организовали, приходилось долго работать в трудных условиях. Одна из моделей кричала, жаловалась, звонила родителям с просьбой забрать её домой. На третий день она успокоилась, но к ней подошли заказчики и сказали: «До свидания. Мы освобождаем тебя от этой работы». И отправили домой за свой счёт. Так что беспочвенные истерики в бизнесе не терпят (если только модель не уровня Натальи Водяновой). Когда претензии адекватные, как правило, идут навстречу.

Помимо капризов, моделям свойственно непостоянство. Их легко переманить на другой проект более высоким гонораром. Поэтому часто заказчики набирают больше моделей, чем нужно. А потом, когда приходит смета в 10 миллионов, понимают, что не готовы тратить столько денег, и отказываются от услуг девушек.

Существует ли дружба в модельном бизнесе? До недавнего времени я думала, что да. С одной девушкой мы сошлись во время олимпийского проекта. Потом я стала приглашать её на мероприятия как менеджер. Но она начала подозревать меня в финансовой нечестности, и дружба быстро сошла на нет.

Тем не менее, хорошие отношения среди моделей не редкость. Если девушки долго работают бок о бок, они способны выгораживать друг друга в трудные моменты. Но, бывает, модели и пакостят друг другу. Например, желая получить большую часть работы, девушка может рассказать о каких-то промахах коллеги, скажем, об опоздании. С тем, чтобы вредили по-крупному, я не сталкивалась.

Быть или не быть... моделью?

Тысячи девушек мечтают попасть в модельный бизнес. Они сходят с ума, изнуряют себя диетами, делают пластические операции — всё, лишь бы добиться заветных 90-60-90, лишь бы доказать себе и другим, что они красивые.

Я считаю это неправильным подходом. Красота — очень расплывчатое понятие, его нельзя просчитать или загнать в общепринятые критерии. Любое лицо может быть на обложке. Даже уродливое, в нём тоже есть своя изюминка. Всё это дело вкуса, моды, связей. В этом сложность, от этого интриги.

Мне повезло: я от природы худая и высокая и не делаю ничего особенного, чтобы оставаться в своих 87-60-90. От папы-манекенщика мне даже досталась мягкая кошачья походка, которую специально отрабатывают для дефиле на конкурсах красоты. Но я тоже выше головы не прыгаю. Я знаю, что у меня не совсем коммерческое лицо. Поэтому не пробуюсь, скажем, в косметические компании, прекрасно понимая, что им нужно совсем другое. И нахожу себя в других областях, работая хостесс или рекламируя всё уютное и домашнее.

Так же и в других сферах. Если ты не родился с модельной внешностью, найди своё призвание в чём-нибудь другом. Вполне возможно, что на том поприще ты станешь намного успешнее и счастливее.

К тому же, внешность — недолгосрочный продукт: 26–29 лет в большинстве модельных направлений считается уже пенсионным возрастом. Так что модель — это не основная профессия. Важно получить хорошее образование и твёрдо стоять на ногах. Поэтому я сейчас делаю всё, чтобы основать собственное модельное или event-агентство. У меня ещё есть время реализовать себя. Немного, лет пять, но есть.

Оставить комментарий